Фанфики по Наруто
Добро пожаловать
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
LTalk
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Фанфики по Наруто > Любовь...заноза?!  17 июля 2011 г. 16:01:47



Запись модерирует её автор — SaKuRa876.

Любовь...заноза?!

SaKuRa876 17 июля 2011 г. 16:01:47
НАЗВАНИЕ: Любовь...заноза?!
АВТОР: Оро4ем@ро4к@.
ЖАНРЫ: Роман, приключения
ПЕРСОНАЖИ/ПАРЫ: Сакура/Итачи.
РЕЙТИНГ: PG-13, может быть будет NC-17.
ДИСКЛЕЙМЕР: отказываюсь от прав на персонажей и мира Кисимото Масаси.
СОДЕРЖАНИЕ: Все изменилось. Любовь ушла, в сердце пусто, она разбита...Но есть он. Наверное, это к лучшему.

Категории: Сакура/Итачи
Прoкoммeнтировaть
Обратите внимание на:
Любовь...заноза?! 2 часть 10 апреля 2012 г. SaKuRa876 в сообществе Фанфики по Наруто
НАЗВАНИЕ: Любовь...заноза?!АВТОР: О... 19 мая 2011 г. Debbitо. в сообществе фанфики и стихи по наруто
"Тысячами нитей оплетает нас Закон.... 15 марта 2009 г. werew
SaKuRa876 17 июля 2011 г. 16:02:15 постоянная ссылка ]
1 часть

- Сакура…Сакура! Хватит мучить меня, Сакура! Очнись! Я уже все силы потратила на тебя, а ты все валяешься…Неужели я столь плохой учитель?- вздохнула Тсунаде, склонившись над своей ученицей,- Какаши, где вы нашли ее?
- В заброшенном логове Орочимару. Это странно, ведь он…мертв. Что она ТАМ делала, я ума не приложу,- развел руками бывший сенсей розоволосой девушки.
- Сакура очнется? Правда ведь?!- с невероятными воплями в палату ввалился Наруто, и за ним спокойной походкой Саске.
- Со мной все в порядке,- хрипло пробормотала Сакура, пытаясь приподняться, чего, конечно же, не позволила Хокаге,- Тсунаде-сама, не стоит так опекать меня, мне уже гораздо луч…- не успела она договорить, как закашлялась, отхаркивая сгустки крови. Немного выровняв дыхание, она усмехнулась,- Вот видите…Я же не внутренние органы выплевываю, а кровь - стало быть, все путем,- улыбнулась она.
- Все равно, нужен постельный режим. За кровь не беспокойся, это не так страшно…Скоро пройдет…- задумчиво пробормотала она,- Ладно…Коноха сейчас не в самом лучшем положении, Сакура. Тебе нужно выздоравливать. Все медики, как вы знаете, сейчас заняты. Прошлое нападение страны Тумана дало о себе знать, поэтому ты, Саске, будешь присматривать за своей напарницей, ясно?
- Но, Хокаге-сама…- хотел, было, отказаться брюнет, но был остановлен властным жестом блондинки.
- Даже слушать ничего не хочу…и не буду! Это решено и точка, а если будешь возникать, то не посмотрю на твои выдающиеся способности, Учиха! Будешь на миссии ранга не выше D ходить!- рявкнула Хокаге и вышла из палаты. Наруто хихикнул, за что сразу получил в бок локтем от брюнета. В палате воцарилось недолгое молчание.
- Эй! Меня Хината ждет…- подмигнул Сакуре Наруто, с широкой улыбкой. Та слегка прищурилась, хитро улыбаясь.
- Ты подаришь ей то, что условились?- спросила она заговорщеским голосом. Тот кивнул и довольно насвистывая, вышел из палаты,- Саске,- обратилась она к брюнету, но не успела закончить мысль, как снова закашлялась, прикрывая рот платком, который постепенно окрашивался в красный,- Саске…Я хотела сказать…Ты…- вздохнула Харуно. Это была уже совсем не та маленькая, неуверенная в себе девчушка. Это была настоящая девушка, куноичи Скрытого Листа. Прежде плоские грудь и попа приобрели привлекательные, округлые формы, лоб сгладился и не казался таким уж большим, волосы сильно отрасли, и теперь девушка завязывала их в два низких хвоста, достающих до поясницы. Изменилась и ее форма: теперь она всегда надевала черные капри, наподобие тех, что носила Хината и обтягивающую борцовку. Вечные перчатки, теперь лишь немного не достающие до локтя, и сандалии с высокой шнуровкой, опоясывающей всю голень, дополняли образ. Она выросла. Но несколько вещей остались неизменными - это ее зеленые, светящиеся жизнью и добротой глаза, нежно розовый цвет волоса и ее любовь к Учихе. По крайней мере, она так думала…И теперь, когда они остались наедине, она, наконец, набралась храбрости сказать ему об этом.
- Ты любишь меня, я знаю, Сакура, но я не люблю тебя. Ты мне все так же безразлична,- пожал он плечами,- Да, ты стала сильной, наверное, в чем я, кстати, не уверен, но этого недостаточно. И. тем более, моя месть еще не закончена, так что…Ты как обычно будешь лишь мешать,- повернувшись к девушке спиной, сказал он. Харуно сморщилась, но, как ни странно, не от боли, какую обычно причинял ей этот бездушный брюнет, а от ярости. Десны начали невероятно сильно зудеть и пульсировать тупой болью. Она поняла, что прямо сейчас готова убить его. Ужаснувшись самой себе, она, кое-как, взяла эмоции под контроль. Зуд исчез, как и непонятный приступ ярости. Харуно мотнула головой, ошарашено распахнув глаза. Тем временем, Саске обернулся и приподнял в удивлении левую бровь,- Ты чего?
- Ни чего, Саске…Я в порядке. Я хотела еще сказать…Ты можешь идти домой, я ничего не скажу Тсунаде-сама, не волнуйся. Иди, ты, наверное, устал после миссии,- приводила она убедительные доводы в пользу ухода парня. Тот удивился еще больше: минуту назад она призналась в любви, а сейчас, кажется, что ее совсем не волнует его отказ! Это безусловно был удар по его самолюбию, но стойко его выдержав, он только пожал плечами.
- Хорошо, как знаешь!- кинул он напоследок, выходя из палаты. Стоило двери закрыться, как Сакура поняла, что ожидала больших страданий. Для пущей надежности, она правую руку положила туда, где должно быть сердце. Ничего…ни боли, ни отчаяния, ни страха безысходности. Только какая-то необычная пульсация, как от занозы. «Заноза?! Это…это и есть моя любовь?».


Морозный воздух приятно щекотал лицо и освежал мысли, охлаждая страсти, мысли и эмоции. В Конохе была зима, и за столь долгое время, впервые выпал снег. Повсюду бегала счастливая ребятня, ловя ртом снежинки, и кидаясь друг в друга снежками. Повсеместно, то тут, то там, были слеплены снеговики и огромные крепости. Солнце превращало белоснежные ковры в невероятной красоты шелковые одеяния, в которых зима, хозяйничая, разгуливала по улочкам Конохи.
- Здравствуй, Сакура!- поприветствовала девушку Хината, махнув рукой,- Как дела?- спросила она, когда розоволосая оказалась поближе.
- Все в порядке…вроде бы,- ответила она,- А ты как? На День любви, наверное, с Наруто идешь?- хитро улыбнулась Харуно. Хьюга густо покраснела.
- Ну да…А ты нашла уже себе пару?- спросила брюнетка, гладя на подругу. Сакура грустно улыбнулась.
- Нет, Хината…Но, надеюсь, что кому-нибудь я приглянусь и меня все же пригласят!- улыбнулась она, уже веселее. Как на заказ, к ней подлетели два неразлучных друга: Котетсу и Изумо, счастливо улыбаясь. Эти неразлучные друзья давно стали почти родственниками для розоволосой. «Почти братья», как она часто говорила о них.
- Надеюсь, вы свободны, Сакура-химе?- важным тоном, очень пафосно произнес Изумо.
- Мы, скромные работники, бедные шиноби, можем рассчитывать на ваше благосклонное внимание, ваше высочество?- вторил ему Котетсу. Сакура рассмеялась, обнимая друзей.
- Вы серьезно?!- улыбнулась Харуно, выпуская их из объятий.
- Конечно же, да! Правда…Может, тебя уже кто-то помоложе пригласил?- расстроено пробормотал Камизуки, засовывая руки в карманы. Сакура обворожительно улыбнулась.
- Меня не пригласил никто. Ни помоложе, ни постарше. Так что, весь вечер я в вашем распоряжении!- усмехнулась девушка, слегка прищурившись. Хагане стоял с ополоумевшим лицом.
- Как никто? Они что все, с ума посходили?!- изумился он, вскидывая брови.
- Ладно, Сакура…Мне пора,- пробормотала Хината, о существовании которой, казалось, забыли. Харуно ласково обняла подругу.
- Увидимся на празднике?- спросила она, и, получив утвердительный кивок, повернулась к двум молодым мужчинам, которые все еще чего-то ждали,- Ну…Мне пора, ребят! Я побежала!- улыбнулась она, и резко развернувшись, помчалась в сторону дворца Хокаге.

- Тсунаде-сама!- поздоровалась Сакура, войдя в кабинет Пятой.
- Охае, Сакура. Как ты знаешь, День Любви уже на носу. Я знаю, что ты хорошо поешь и играешь на фортепиано. Это правда?- сразу к делу перешла Хокаге.
- Да, Хокаге-сама…Но, разве в Конохе есть рояль?- усомнилась девушка, глядя на блондинку.
- Ты же знаешь, что последнее время все просто помешались на этом…И наша древня не исключение. Так что, для тебя задание: ты должна спеть что-нибудь романтичное на празднике. Там будут и танцы, и песни…но ты ведь моя ученица,- улыбнулась женщина,- праздник через два дня, постарайся подготовиться,- закончила она.
- Хай, Тсунаде-сама!- ответила Харуно и вышла из кабинета. Конечно же, она понимала волнения Пятой, на счет праздника: жизнь шиноби трудна и опасна, поэтому милые праздники просто необходимы. А если учитывать еще и недавние нападения, то ниндзя просто обязаны были хоть немного расслабиться. Редкие праздники были почти непозволительной роскошью, но если такое празднество удавалось спланировать, то всегда его спутниками были гости из других стран, шик и блеск. Погруженная в свои раздумья, розоволосая быстро дошла до дома, слегка нахмурившись. Ей, несомненно, хотелось, чтобы ее пригласил кто-либо из сверстников. Все-таки и Котетсу и Изумо было по тридцать лет, а ей всего восемнадцать. Но они были ей хорошими друзьями, хоть и иногда в шутку «домогались», за что частенько и получали по рукам…Харуно улыбнулась и покачала головой: «Тридцать лет уже…Мужики ведь, а все как дети!». Внезапно, у нее закружилась голова, и она упала прямо на полу своей комнаты, куда уже успела подняться, тяжело и прерывисто дыша. Сердце захлестнула уже знакомая, необузданная ярость. Ярость первобытная, беспричинная, всепоглощающая…Знак­омый зуд в деснах сопроводился их болью. От невероятной ломоты в голове, она обхватила ее ладонями, катаясь по полу. Сдавленный крик раненной птицей вырвался из груди. Так же быстро, как и начался, приступ прошел, оставив после себя лишь неприятную ломоту в теле. На глазах девушки уже были слезы, которые она поспешила смахнуть.
- Что же это такое…- пробормотала она, и в который раз вспомнила родителей,- Они бы точно подсказали что делать…- расстроено вздохнула девушка. Родителей Сакуры не стало примерно полгода назад, когда они не вернулись с миссии. Это и было первым нападением Тумана на Коноху. Приняв быстро душ, розоволосая легла спать. Слишком много произошло за день…так непривычно в этом маленьком мирке, состоящим из миссий, посещения дворца Хокаге и сна…Именно по такому «режиму» девушка жила все эти полгода.

- Итак, а теперь вашему вниманию представляем Харуно Сакуру, с песней, посвященной всем влюбленным парочкам, пришедшим на наш умопомрачительный, самый заводной и веселый праздник!- объявил ведущий вечера - Сай, и сошел со сцены. Туда уже медленно и робко поднималась Сакура. Зал встретил ее шквалом аплодисментов. Громче всех орали Наруто, Котетсу и Изумо, вопя что-то вроде: «Ты сегодня лучше всех» (Котетсу и Изумо) и «Просто потрясное платье!» (Наруто). Харуно еле заметно улыбнулась и села за белоснежный рояль. Яркое, кровавого цвета платье, как вода струилось по телу девушки, подчеркивая его гибкость и женственность изгибов. Тонкие бретельки открывали вид на изящную подвеску в виде половинки сердца, которую ей подарил Наруто, со словами: «Когда нибудь, ты найдешь ДОСТОЙНОГО половины, а может быть и всего твоего сердца». Разумеется, он намекал на недостойность Учихи… «Да…Наруто уже вырос»- с некоторой грустью подумала тогда Сакура. Ее изящные, длинные пальцы легли на клавиши, и, сделав глубокий вздох, она начала играть. Нежная и простая мелодия привлекла внимание тех, кто только что занимался своими «чрезвычайно важными» делами…И вот, к нотам присоединился голос…

I've been looking in the mirror for so long.
That I've come to believe my soul's on the other side.
All the little pieces falling, shatter.
Shards of me,
Too sharp to put back together.
Too small to matter,
But big enough to cut me into so many little pieces.
If I try to touch her,
And I bleed,
I bleed,
And I breathe,
I breathe no more.

Песня была, почему-то не радостная и не светлая, по своему содержанию. Каждый задумался о чем-то своем, а голос все пел и пел, завораживая своей красотой и чистотой. Девушка пела с легкой улыбкой, прощаясь со своими чувствами. Да, она была наконец-то готова отпустить то, что мучило ее. Сакура повзрослела…Они все повзрослели. Команда номер семь…Единое целое и несоединимые части. Странно и необъяснимо, неуловимо что-то изменилось в каждом из них. И только один человек в зале понял, что это прощальная песня…Но он думал, что она прощается только с ним…Он ошибался, не зная, что скоро они расстанутся навсегда.

Take a breath and I try to draw from my spirits well.
Yet again you refuse to drink like a stubborn child.
Lie to me,
Convince me that I've been sick forever.
And all of this,
Will make sense when I get better.
But I know the difference,
Between myself and my reflection.
I just can't help but to wonder,
Which of us do you love.

Голос то затихал, то наоборот усиливался выдавая боль исполнительницы. На ее веках появились еле заметные хрусталики слез…На этот раз, она все же почувствовала боль. «А вдруг, еще есть шанс? Вдруг, я зря сдаюсь, отказываясь от своей любви»- промелькнуло у нее в голове, но было быстро забыто…Она уже все решила. Она просто выросла…Только тогда, когда ты совсем еще мал, ты имеешь право на несбыточные мечты. Но когда ты вырастаешь, осколки того, что не сбылось впиваются в плоть…и ты истекаешь кровью, и больше не дышишь…Тем более, если это была мечта о любви. Тем больнее было Сакуре, которая была обязана снова научиться дышать.

So I bleed,
I bleed,
And I breathe,
I breathe no...
Bleed,
I bleed,
And I breathe,
I breathe,
I breathe no more.

Только один из всех знал, почему она истекает кровью и больше не дышит…Только один, Но даже он не знал, что это их последняя встреча…последняя, когда она посмотрела на него чуть влажными от слез глазами, полными горечи, любви, печали и одиночества…Девушка­ коротко поклонилась кивком головы и покинула сцену. Люди зааплодировали, а где-то, Хокаге гордо произнесла: «Это - моя ученица!». Девушка с легкой улыбкой подошла к Саске, который пытался избавиться от какой-то висящей на нем куноичи.
- Ммм…Саске, можно тебя на секунду?- осторожно потянула его за рукав рубашки, Харуно. Учиха коротко кивнул и последовал за розоволосой, которая вела его в сад. Щеки девушки сразу порозовели на морозе, изо рта вырывались облачка белого пара, впрочем, как и у Саске,- Саске…- начала она, когда они остались одни,- Я хотела…Попрощаться сегодня со своей…влюбленностью­,- пробормотала она, и ни слова больше не проронив, потянулась к губам Учихи. Как такового поцелуя и не было. Она лишь почти невесомо, как бабочка, коснулась его губ своими, и сразу отошла, взглянув в глаза брюнету. Когда же Саске потянулся к ней за продолжением, она просто придала пальцы к его губам,- Для прощания этого достаточно. Удачного вечера, Саске,- улыбнулась грустно она и, роняя частые слезы, побежала прочь. Учиха так и остался стоять на месте, задумчиво прикоснувшись пальцами к своим губам, все еще ощущая тепло ее прикосновения.
- Сакура, вот ты где!- обрадовано, крикнул ей Изумо, обнимая какую-то миловидную девушку за талию. Харуно усмехнулась, завидев рядом Котетсу, целующегося под омелой с привлекательной куноичи: «Маньяки какие-то»,- Мы тебя искали…Ты прекрасно пела! Просто умница…- воскликнул он и сильно обнял девушку.
- Я рада, Изумо…у меня сейчас кости треснут,- сдавленно пропищала Харуно, вырываясь из объятий парня,- Я подошла попрощаться. Я домой…Мне уже пора, знаешь ли…А вот тебе и Котетсу удачи,- подмигнула она обоим и быстро скрылась в толпе. «Наконец-то можно перестать улыбаться!»- вздохнула розоволосая, оказавшись подальше от вечеринки. Поплотнее запахнув пальто, она торопливо потопала к дому. Внезапно, взгляд ее попал на луну и она, как будто, сошла с ума…Неожиданно, появилось жгучее желание разорвать какого-нибудь прохожего на мелкие кусочки, или убить всех вокруг. Снова уже почти ставший привычным зуд в деснах, но теперь она почувствовала сильную боль от режущихся клыков. Не теряя больше ни секунды, она, сохраняя остатки разума, понеслась в лес. Туда, где была наименьшая вероятность накинуться на кого нибудь их друзей…
- Что же это?!- в бессилье воскликнула она, упав на землю. Снег колючими объятьями встретил неожиданную гостью, раня лицо холодными ледышками. На скуле сразу обозначилась ссадина, обещавшая недели две саднить и не сходить с лица. Через минуту все закончилось так же неожиданно, как и началось. Только вот девушку сейчас вояж ли кто-либо узнал бы…Прежде зеленые, глаза приобрели красный цвет, с вертикальным черным зрачком. На нижнюю губу слегка выступали белые клыки. Обоняние, зрение, осязание, слух и вообще все органы чувств невероятно обострились. Харуно в недоумении осела на землю, боясь пошевелиться. Рвать, метать, есть, кусать, раздирать, метаться в смертельной схватке с врагом хотелось невыносимо. Сделав судорожный вздох, девушка осознала, что ей просто необходимо уйти подальше от деревни, дабы не разорвать кого нибудь из друзей на куски. Прислушиваясь к каждому шороху и всматриваясь в темноту, она брела все дальше и дальше в лес. Вскоре, почувствовав необъяснимый жар внутри себя, Сакура скинула пальто, бросив его где-то позади себя. Прошло еще минут пятнадцать, прежде чем девушка немного свыклась со своими новыми ощущениями…Походка стала уверенной и грациозной, шаги почти невесомыми и совсем не слышными. Время от времени, желание убивать захватывало весь разум Сакуры, не оставляя не единого просвета для здравой мысли. Тогда, она останавливалась и до боли зажмуривалась, пытаясь прийти в норму. В лесу стояла такая мертвая тишина, что каждый случайный шорох казался громом. Весь путь ее сопровождала луна, изредка скрываясь за рваными, черными тучами. Темнота не желала расступаться даже перед лунным светом, и лишь тускло поблескивали глаза Сакуры, слегка прищуренные от необычных ощущений. Блуждала она, таким образом, не менее двух часов, пока не наткнулась на неизвестную ей ранее пещеру. Не долго думая, она решила, что плутать в одиночку посреди ночи в лесу не самое приятное занятие, и, хоть она и чувствовала в себе силы постоять за себя, девушка все же приняла решение остаться в этом тихом уголке. В пещере было значительно теплее, чем на улице, на стенах висели факелы, один из которых Сакура сразу взяла, да и вообще, вся обстановка что-то напоминала девушке. Харуно казалось, что вот-вот она вспомнит, что это за место, но эта оформленная мысль постоянно ускользала от нее, оставляя лишь размытые, туманные очертания. Пройдя вперед еще с пол часа, вдали девушка заметила тяжелую, покосившуюся железную дверь, почти снятую с петель и сильно поврежденную. Нервно обернувшись назад, она все же вошла в странное помещение. Вспышками, рваными кусками к ней начала возвращаться память. Сакура как будто смотрела со стороны фильм…фильм, где главную роль играет она сама.

- О, черт!- закричала розоволосая девушка, увидев приближающегося к ней монстра. Это была какая-то помесь собаки, волка, пантеры и медведя. Какая-то невероятная груда мышц надвигалась на Харуно, зажимая ее в угол. Казалось, что кожу этого НЕЧТО вывернули наизнанку, и теперь его кровавое тело было полностью обнажено. Глаза девчонки расширились от ужаса, но желание выжить оказалось сильнее страха…Собрав все силы в кулак, она понеслась прямо на это исчадие Ада. Удар, промах, удар, промах, блок, удар, его атака, теперь ее…Казалось, что бой длиться уже бесконечность и длиться будет еще столько же.
- Ааааа!- бешеный крик девушки разорвал воздух молнией: зверь ощутимо зацепил ее плечо, оставив четыре глубоких борозды своими стальными когтями. Тут же девушка почувствовала нечто странное…Ей вдруг подумалось, что монстр не только страшный, но и съедобный. Мгновенная резь в деснах и розоволосая, потрогав зубы, обнаружила клыки. Издав нечеловеческое шипение, она с дикой улыбкой и азартом в уже красных глазах понеслась на зверя с очередной атакой. Не прошло и секунды, как она молниеносным ударом буквально впечатала мутанта в стену и вцепилась клыками ему в шею, безошибочно определив, где находится главная артерия монстра. Вдоволь насосавшись смрадной крови, она, наконец, отцепилась от него и хладнокровно пошла к роднику, протекающему в пещере, даже не обернувшись к трупу, который минуту назад внушал ей почти животный ужас. Дойдя до него, она с некоторым интересом взглянула на свое изменившееся отражение. Почему-то и волосы изменили цвет, став кроваво красными, такого же оттенка, как и глаза, отчего брови девушки поползли вверх. Затем, она обнаружила, что рана полностью исчезла, и решила отмыть с себя сильно пахнущую, отвратительно липкую кровь…

Наваждение кончилось столь же внезапно, как и началось. Харуно обессилено осела на пол, прикрыв глаза. Собравшись с мыслями, она осторожно взглянула на прядь своих волос, выбившуюся из прически, и удивленно охнула. Самые кончики были кроваво красными.
- О, Ками-сама…Это не я…- в шоке прошептала Сакура, увидев свое отражение в том самом роднике из воспоминаний,- Кто я? Что же я такое?- пробормотала она, ошалело глядя на клыки и вертикальные, кошачьи зрачки.
- Вот это мы и выясним,- произнес некто, стоящий прямо за спиной девушки. Та, мгновенно обернувшись, боязливо оскалилась. Сейчас ее поведение больше всего напоминало дикую кошку, хищника, которого охотник вероломно пытается приручить. Только вот охотник тоже зверь…Теперь перед ней стоял другой хищник - Учиха Итачи.
- Ты?- выдохнула девушка, слегка прищуриваясь, и как бы напружинившись для прыжка. Тот не ответил, а лишь склонил голову набок, бесстрастно рассматривая девушку,- Зачем вам я? Неужто, снова как приманка?- с секунду помолчав, она вдруг тоже немного наклонила голову вбок. Итачи не успевал удивляться…В глазах с вертикальными зрачками теперь плескалась почти детская непосредственность и любознательность,- Что это ты так на меня смотришь?- дерзко спросила она, подняв брови и исподлобья поглядывая на Учиху
- Ты не боишься?- спросил он, поглядывая на клыки, тускло поблескивающие в полумраке и выступающие на нижнюю губу девушки.
- А должна?- дерзко спросила она, шумно втянув носом воздух, и, не дождавшись ответа, продолжила, направляясь прямиком к брюнету походкой дикой кошки: грациозно, настороженно и гибко,- Кровь…Ты пахнешь ею…Никогда она не смоется с твоих рук,- прошептала она ему прямо на ухо, прижимаясь к его груди телом. Затем, совершенно неожиданно она сделала резкий рывок, намереваясь вцепиться в горло Итачи. Но тот не был бы гением, нукенином, преступником класса S, если бы не заметил этой атаки. Молниеносно, он схватил руки девушки одной своей рукой, а другой прижал ее к себе спиной. Харуно почти промурлыкала,- Ну, что ты…Я всего лишь хотела попробовать тебя на вкус…Почему ты вечно молчишь? Язык проглотил?- продолжила она, еще сильнее прижимаясь к телу парня.
- Харуно…Ты играешь с огнем. Не забывай, что одним желанием я могу уничтожить тебя. Мне только нужно сильно этого захотеть. Твоими стараниями, я был бы уже не прочь убить тебя, так что поаккуратнее со словами,- вкрадчиво прошептал он ей на ухо, обжигая своим дыханием. Сакура холодно усмехнулась.
- Ты меня напугать пытаешься, Итачи-сан? Это так…интересно и возбуждающе – играть с огнем. А вот с тобой еще интереснее,- сверкнув глазами, она внезапно перебросила через себя Итачи, прижала его к стене и приставила к его горлу кунай, оказавшись на коленях парня. Даже ей было не понятно, почему он не отреагировал. Холодные глаза, в которых уже пылал шаринган, смотрели спокойно и бесстрастно. Глаза же Сакуры внезапно приняли снова зеленый цвет, правда, еще ярче, нежели раньше. На лице была написана неуверенность и некоторое смятение. Рука Итачи лежала {censored}. На девушке все еще было это полупорванное платье, обнажающее почти всю линию бедра как раз там, где лежала ладонь преступника. Его плащ был расстегнут, открывая вид на идеально накачанный торс, прикрытый тканью сеточной футболки. Теперь его взгляд выражал некий интерес…
- Что теперь будешь делать?- спросил он, все так же глядя девушке в глаза. Та сдвинула брови и еще теснее прижала лезвие к горлу нукенина. Харуно чувствовала себя более чем неуверенно. На все, что происходило до этого момента, она смотрела как бы со стороны. Теперь же она и была той самой Сакурой, которая держит сейчас кунай у шеи Итачи Учиха. Тем временем, его вторая рука уже легла ей на талию, легонько сжав ее. Харуно вскинула брови, от удивления даже слегка приоткрыв рот, почти незаметно обнажив еще не совсем исчезнувшие клычки, на щеках появился стыдливый румянец. Вот, руки Итачи уже поглаживают и бедро, и талию, а он все так же не отрывает взгляда пытливых глаз от лица Харуно. Спокойно, медленно, в полной тишине. Теперь он походил на удава, гипнотизирующего свою очередную жертву.
- Убери свои руки,- прошептала, наконец, Сакура, снова хмурясь. Ее невероятно раздражало поведение брюнета. Необъяснимое и непонятное. Чего угодно она ждала от него, кроме как вот таких поглаживаний, прикосновений, взглядов,- Я сказала, убери!- повторила она, когда увидела, что Итачи не только убирать не собирается, но и сильнее сжимает руки на теле девушки.
- Ну, убей же меня,- произнес он, подаваясь вперед. Сакура внезапно выпустила из руки кунай. Она и сама не понимала, почему не убить этого человека. Итачи мгновенно воспользовался положением, скрутив руки Харуно и связав их нитями чакры у нее за спиной. Та только и успела тихонько вскрикнуть, как уже оказалась на плече у преступника.
- Отпусти меня, мерзавец! Выродок! Я сказала – отпусти!- закричала она, пытаясь ударить парня ногами. Тот слегка поморщился.
- Не шуми так. Ты мне не более приятна, чем я тебе. Так что, будь добра, закрой рот,- сказал он, тряхнув волосами,- Все оказалось так легко…Я то думал, что ты соперник, а ты обычная девчонка!- усмехнулся он уголками губ. Харуно поджала губы, но промолчала, не желая встревать в смертельно опасную перепалку с преступником. Мыслила сейчас она куда более трезво, нежели двадцать минут назад, когда сама прижималась к телу брюнета…

- Уже очнулась?- бесстрастно спросил Итачи, как будто и не хотел знать ответ, войдя в камеру, где держали девушку. Прикованная к стене, она подняла голову с полностью красными волосами и яростно сверкнула глазами, облизывая клыки. Она прошла полную мутацию. Уже три дня Харуно держали в этой камере и исследовали ее поведение. В Коноху было послано письмо, якобы от имени самой Сакуры, в котором говорилось о том, что ей нужно побыть одной, и она уходит из деревни на неопределенный срок, не зная, когда вернется. Все это было сделано так умело, что надежды Сакуры на то, что Тсунаде-сама, Какаши, Наруто или Саске не поверят и пойдут ее спасать, рассыпались в прах. Акацки совсем не были идиотами…Исследован­ия же девушки Лидером показали, что Сакура вампир, который превращается или от эмоциональных нагрузок, или по собственному желанию, и уж точно при полнолунии, вне зависимости от того, хочет этого сама Харуно, или нет. Плюс, он понял, что в этих мутациях виновен тот самый зверь из лаборатории Орочимару,- Я принес еще,- произнес он, подходя ближе. Сакура прекрасно поняла, что он о крови и мясе, которым здесь кормили девушку, дабы та подольше оставалась в терпимом для опытов состоянии. Чтобы Харуно оставалась в виде вампира, Итачи периодически применял на ней гендзютсу. Девушка, вследствие этого, стала сосредоточением черной, тихой злобы, постоянно перемежающейся с дикой усталостью и смешивалась с постоянным желанием умереть. Учиха подошел ближе, и положил в приоткрытый рот красноволосой кусочек мяса, который так начала усиленно жевать, время от времени, облизывая губы. Затем еще кусок и еще…потом глоток крови, затем еще мясо. Он кормил ее по два раза каждый день. Она даже успела привыкнуть к его холодным глазам, вкрадчивому, бесстрастному голосу, черным волосам и сильным рукам, которые изо дня в день не позволяли ей сдохнуть от голода. Привыкла и по-своему привязалась, каждый раз ожидая его прихода. Изредка они перебрасывались парой-тройкой фраз, что позволяло девушке не забывать человеческую речь и совсем не сойти с ума, ведь все, кто заходил к ней ограничивались побоями, взятием анализов или измерением различных показателей самочувствия и состояния Харуно, не роняя при этом ни слова.
- Аригато, Итачи-сан,- устало пробормотала она и снова обвисла на цепях, безвольно опустив голову. Одета она было все в те же лохмотья, оставшиеся от платья, волосы спутались и волнами рассыпались по плечам и груди, глаза с невероятной болью и желанием избавиться от жизни тускло поблескивали где-то за челкой, клыки чуть выступали на нижнюю губу, делая лицо непривычным и странным. На всем теле не было живого места: ссадины, раны, серьезные рваные «дыры» в теле…Да, она быстро регенерировала, но совсем не настолько, чтобы каждый день ее избивали без последствий. Учиха в который раз оценивающе оглядел пленницу. В ней было что-то ускользающее от его взгляда…именно это «что-то» и бесило его,- Когда меня убьют?- тихо спросила она, приподняв голову.
- Не знаю. Я вообще не уверен, что тебя убьют. Сейчас придет Кисаме…Увидимся,- произнес он и вышел из камеры, захлопнув за собой дверь. Харуно задумчиво взглянула ему вслед и начала морально готовиться. Раз придет Кисаме, значит, будет больно…Она уже уяснила это несложное правило.

- Что это значит?- подняла брови Сакура, когда к ней вошел Итачи со связкой ключей. Ни говоря ни слова, он начал снимать с девушки оковы. Как только последняя цепь была сброшена, Харуно упала прямо к ногам Учихи, растянувшись на холодном каменном полу камеры. Все ее тело как будто пронзили миллионы игл, впиваясь и нещадно жаля. Все тело затекло, онемело и отказывалось слушаться от того количества времени, которое девушка провела в неподвижном, подвешенном состоянии. Ведь это был шестой ее день пребывания в этом месте. Итачи с тихим вздохом рывком поднял ее на руки и понес из камеры, время от времени поглядывая на реакцию «ноши». Та почти неслышно дышала и иногда зажмуривалась от каждого неосторожного движения преступника. Длинные коридоры сменялись сырыми пещерами, на стенах которых сырость уже сплела необычные узоры плесенью, мохом и всякими грибками, повсюду плясали отблески от факелов, висящих на скалах. Наконец, путь кончился с возникновением почти из ниоткуда яркого пятна света.
- Прикрой глаза. Мы на улицу выходим,- произнес Итачи, немного ускоряя шаг. Сакура послушно прищурилась. Она прекрасно понимала, что может даже потерять зрение на несколько часов от неожиданного контакта яркого света с глазами, которые последнюю неделю почти ничего не видели в полумраке подземелья.
- Куда вы несете меня, Итачи-сан?- тихо спросила она, положив голову к нему на грудь. Тот пожал плечами.
- Ко мне,- выдал он, как нечто само собой разумеющееся,- Я живу несколько отдельно от резиденции,- пояснил он. Харуно тихонько вздохнула.
- А…В общем…Итачи-сан, мы не могли бы немного, совсем чуть-чуть постоять на улице…Я бы хотела все запомнить,- еле слышно пробормотала она. Тот лишь кивнул, и когда они, наконец, были на улице, он осторожно опусти ее на землю, все еще держа за талию, дабы та не упала. Сакура улыбнулась и глубоко вдохнула свежий морозный воздух, посмотрела на солнце, как можно шире открыв глаза. Светило яркими бликами играло на белоснежном покрывале. Редкие птички тихими трелями прорезали тишину. Затем, одной рукой все еще держась за Итачи, другой она зачерпнула искристого снега и сильно сжала его в ладонь, чувствуя, как вода просачивается сквозь пальцы, как они перестают чувствовать холод. Поджав губы, она снова схватилась за Учиху и еле заметно кивнула. Тот все понял без слов и подхватил красноволосую на руки. В полном молчании он понес ее куда-то на северо-запад от пещер, как определила Сакура. Всю дорогу она жадно ловила каждый звук, запах, трепет заиндевевших деревьев. Шли они в течение примерно часа, часто сворачивая и изменяя направление. Наконец, Итачи остановился у маленького домика, который с помощью постоянного гендзютсу оставался невидимым для остальных людей. Не проронив ни слова, он открыл дверь, все так же держа на руках девушку, и вошел внутрь. Несмотря на то, что на лице все еще было солнце, в доме царил полный мрак, разрываемый лишь тусклым светом, невесть каким образом, пробивающимся из-за тяжелых штор.
- Вот мы и дома!- с легкой улыбкой одними уголками губ, произнес Итачи, усаживая девушку на диван. Та с немым любопытством озиралась по сторонам. Обостренное зрение позволяло ей в полумраке различать очертания и формы предметов. Девушка подозревала, что комната отделана в темных и мрачных тонах. Обставлена она была скромно…даже скорее скупо. Было видно, что хозяин только спит в этом доме, а не проводит в нем большую часть своего времени, обустраивая быт и нянча детишек, время от времени, поглядывая на верную женушку…Эта был, можно сказать, типично холостяцкий дом. С чего Сакура так решила? Ответ прост: Котетсу и Изумо. Харуно часто задерживалась то у одного, то у другого, неспешно попивая любимый зеленый чай после долгой и тяжелой миссии. Минимум мебели, зато вся удобная и практичная, никаких милых безделушек, картин или других вещей, предназначение которых делать дом уютным. Наконец, преступник включил свет, позволяя Харуно заметить как-то ускользнувшую ранее от поля зрения, лестницу на второй этаж. Девушка с удивлением обнаружила, что в доме чисто и прибрано. Итачи будто бы прочел ее мысли,- Это служанки. Они частенько прибираются здесь,- сказал он и снова окинул взглядом Сакуру,- Тебе нужно помыться и переодеться. Пойдем, я помогу,- произнес он, взяв девушку к себе на руки. Та ничего не сказала, а лишь обхватила его шею ослабшими руками,- Вот ванная…Раздевайся,-­ с «мордой кирпичом», как сразу подумала Сакура, «объявил» Учиха – старший, поставив ношу на ноги и слегка поддерживая ее за талию. Брови Харуно мгновенно поползли вверх.
- Что? Как же я могу раздеться, когда здесь ты?- изумилась она, недоуменно глядя на парня. Тот пожал плечами.
- Неужели ты думаешь, что я буду хоть на секунду оставлять тебя одну? Так и быть, я отвернусь, но из комнаты не выйду,- добавил он, видя, как девушка показывает клычки. Впрочем, она быстро взяла себя в руки и включила воду. Пока та набиралась, Харуно оглядела ванну. Просторная и светлая она омрачалась только кафельным черным полом и присутствием Учиха Итачи. На полочках были расставлены разные масла для расслабления мышц и поддержания их в тонусе. У девушки, волосы которой приобрели уже розовый, привычный цвет, и самой были такие же. «Наверняка это «служаночки» ему массаж делают»- ехидно, сразу подумалось ей. Тем временем, вода набралась и Харуно жестом попросила Итачи отвернуться, что тот и сделал. С минуту помявшись, и постояв в раздумьях, девушка все же начала скидывать с себя одежду. Остатки платья и нижнее белье упали на пол, и она с трудом, без помощи парня, смогла залезть в теплую, приятную воду. Ее даже более чем смущало присутствие Учихи в ванной. В комнате стало жарко, и теперь он был в одних тренировочных штанах. Накачанная спина сразу покрылась бисеринками влаги, которые немного искрились от света ламп. Сакура насильно заставила себя отвести взгляд и намылить голову. Смыв пену, она снова взглянула на парня. Тот все так же стоял к ней спиной, вперившись взглядом в дверь, и сложив на груди руки.
- Итачи-сан…- еле слышно позвала его Сакура. Тот немного повернул к ней голову. Девушка зарделась,- Итачи-сан, не могли бы вы…В общем, мышцы спины…Я…Мое тело меня совсем не слушается. Я заметила у вас на полках масла, и подумала, что вы можете сделать лечебный массаж…Иначе я совсем не смогу двигаться,- в конец нахмурившись и покраснев, закончила она. Для нее было бесконечно унизительно просить у этого человека помощи, но в данный момент она не могла поступить иначе… «Владение своим телом –
это то, что просто необходимо для побега, а свою гордость можешь засунуть себе куда подальше!»- сердито подумала она, ведя внутренний диалог.
- Хорошо, Сакура. Но я вынужден повернуться,- слегка насмешливо произнес брюнет, поворачиваясь к девушке. Та моментально вспыхнула, но промолчала. Ссориться с преступником было совсем не в ее интересах. Стыдливо прикрыв грудь руками, она прикусила губу. Учиха молча взял полотенце и, как только девушка с трудом поднялась на ноги, завернул в него Сакуру. Затем, уже привычным движением, он поднял ее на руки и понес куда-то, не забыв прихватить с собой несколько маленьких баночек. Принеся ее в единственную, как потом оказалось, спальню в доме, он положил девушку на постель. Затем, включил два маленьких фонарика, которые не слишком разгоняли тьму, а скорее помогали просто не натыкаться на мебель. Харуно лежала на животе, до пояса прикрытая полотенцем. Итачи сел рядом, и девушка почувствовала, как его руки медленно заскользили по ее спине. Размеренные движения приносили адскую боль розоволосой, но она молча терпела, зная, что любой лечебный массаж, тем более в ее состоянии, будет болезненным. Буквально через несколько минут, она поняла, что это одна из секретных техник лечения, которую ей показывала Тсунаде. «Массаж с использованием чакры позволяет в минимально короткие сроки расслабить мышцы, привести их в нормальную работоспособность и помочь восполнить запасы чакр того, кому желают массаж. Так же, любые переломы почти автоматически начинают срастаться, а ткани регенерировать»- наизусть про себя, процитировала Сакура. О том, откуда преступник знает подобные техники, ей даже думать не хотелось. В течение получаса, Итачи доводил связки и мышцы Харуно до надлежащего состояния, и, наконец, все было почти в норме. Разумеется, девушка прекрасно понимала, что Учиха не станет доводить ее «до ума», вылечив полностью, но она рассчитывала хотя бы на пятидесяти процентное восстановление способностей. Унижение, которое претерпела Сакура, прося у нукенина помощи, прошло почти зря. «Пользоваться» своим телом она могла не ранее, чем через двое суток, это, конечно, было плюсом, но тот факт, что чакры не хватает даже на простейшие техники, не очень обрадовал девушку.
- Все. Дня через два-три ты сможешь нормально двигаться. Как ты понимаешь, полностью возвращать тебе работоспособность не в моих интересах,- прорезал тишину тихий голос Итачи. Сакура горько усмехнулась, с трудом приподнимаясь на локтях. Перевернувшись на спину, и накрывшись простыней, она приняла сидячее положение и опустила голову.
- Аригато,- с трудом выдавливая из себя, процедила она, почти до боли сжав кулаки. Итачи слегка улыбнулся и немного прищурился, склонив голову набок. Он прекрасно понимал, что сейчас у Сакуры в голове зреет план побега. «Разумеется, она захочет втереться ко мне в доверие, быть может, изобразить влюбленность…Только­ вот, на меня это вряд ли подействует!»- усмехнулся он,- Я так поняла, что спать буду с вами, Итачи-сан?
- Разумеется. Можешь уже ложиться, ты наверняка устала,- пожал плечами преступник, рассматривая лунные лучи, будто вплетенные в волосы девушки, казавшиеся теперь светло фиолетовыми. Слабые лампы почти не развеивали мерцающий свет ночного светила, льющийся из окна. Розоволосая слабо кивнула и перевернулась на другой бок, отвернувшись от Итачи. Тот, несколько помешкав, тоже опустился на кровать. Глядя в потолок, он слушал мерное дыхание своей пленницы. «Гордая, смелая, независимая, сильная, умная…Ее будет интересно сломить»- с улыбкой подумал он. Итачи был дьявольски красив и привлекателен. Девушки, просто вешающиеся к нему на шею совсем не привлекали его, хотя именно таких и было подавляющее большинство. Ему нравилось добиваться, привязывать жертв к себе чувствами, изображать заботу, а потом порабощать дух, волю, заставлять согнуться и ненавидеть самих себя за слабость, безволие и немощность…и все же любить его, Учиху. Сакура прекрасно подходила на эту роль. Еще немного полежав, Итачи утонул в водовороте ночных сновидений.
Харуно проснулась, когда совсем еще не рассвело. Звезды еще не ушли с неба, хотя где-то далеко, почти за горизонтом уже рождался новый день. Перевернувшись на другой бок, она увидела рядом с собой Итачи, мирно отдыхающего на спине. Подперев голову рукой, она стала рассматривать спящего парня. Обнаженная грудь вздымалась в такт дыханию: мерному и спокойному. Сейчас она при всем желании не могла назвать этого молодого человека убийцей сотен, а может и тысяч людей. «Я ведь могу убить его…Это так просто! Та техника, помнишь, Сакура? Та техника, которой научила тебя Тсунаде-сама? Для нее ведь почти не надо чакры! Нужно всего лишь дотронуться до его артерии…»- убеждала себя девушка, ведя внутреннюю борьбу. Наконец, она решила попытаться сбежать. «У меня только один выход!». Бесшумно передвигаясь, она натянула футболку Итачи, висящую на стуле и тихонько распахнула окно. Прикрыв глаза от невыносимой боли в конечностях, она еще раз взглянула на постель…но Учиха там не было. Собрав все силы в кулак, она молниеносно выпрыгнула из окна, прекрасно понимая, что сбежать ей все равно уже не удастся. Она неслась со всей скоростью, на какую только была способно. Превращение в вампира позволяло ей ненадолго притупить боль и увеличить скорость. Теперь целью Итачи была красная копна волос, ярким пятном маячившая среди деревьев…

- Это была плохая идея,- прошептал Итачи, прижимая Сакуру к стволу дерева. Погоня не продлилась и получаса: дыхание Харуно сбилось, тело не слушалось и почти онемело. К своему сожалению, она поняла причину: чакра Итачи, влитая в ее тело…она позволяла преступнику брать контроль над Сакурой, в случае полного истощения ее сил, что и случилось в данный момент. Харуно истошно закричала, чувствуя, как боль пронизывает все тело, когда преступник еще теснее прижал ее к дереву. Нет, это совсем не был позорный крик слабости…скорее, это был крик зверя, вольного зверя, которого пытаются заточить в клетку,- Еще раз и я убью тебя. Поверь, Лидер может и обидится, но и терпеть я тебя не буду,- продолжил он, подхватывая добычу на руки,- Сейчас домой. Я хочу все-таки выспаться,- пробормотал она, глубоко вдыхая свежий ночной воздух, и глядя на занимающуюся где-то на горизонте зарю. Сакура задрожала всем телом. Из одежды на ней было только нижнее белье и футболка Итачи с коротким рукавом. Парень тоже поежился: как-никак, он был в одних спортивных штанах. Не желая отморозить конечности, он прибавил шагу, а затем перешел на бег. Обратный путь занял немного меньше времени. Уже через двадцать минут Сакура снова лежала в постели, а рядом развалился Итачи. Харуно вздохнула и побольше укуталась в одеяло. «Хорошо, хоть их два!»- подумала она, бросая быстрые взгляды на парня, смотрящего в потолок полуприкрытыми глазами, и закинувшего руки за голову. «Что же теперь будет? Коноха…дом. Наруто и Саске…Какаши-сенсей­ и Тсунаде-сенсей…Ино,­ Хината…Как я теперь без вас?»- прикусила девушка губу, смахнув несколько слезинок. Перед глазами, один за другим, возникали образы…Как будто старая пленка любимого фильма...хотя, нет…скорее, как фотоальбом. Вот команда номер семь…их первая фотография. Вот она сама, весело улыбающаяся на фото рядом с Тсунаде-сама. Теперь ей пятнадцать, как и лучшим подругам: Хинате и Ино. А вот она с Саске…Наверное, это был единственный раз, когда он обнимал ее просто так, не цепляясь за жизнь, как то было на экзамене. Слезы потекли еще сильнее, и наружу вырвался так долго сдерживаемый всхлип. Учиха удивленно поднял брови и повернул голову. Сакура торопливо начала вытирать соленые капли с век, по-детски, кулачками. Затем, она быстро отвернулась и с головой накрылась одеялом. Итачи почти мученически вздохнул. Эта юная особа удивляла его все больше и больше. То она убийца, то несчастный ребенок, лишившийся дома, то она хочет убить его, то рыдает прямо у него под боком. «Такие перепады настроения кого угодно с ума сведут!»- раздраженно подумал он, все больше хмурясь. А девушка, тем временем, уже почти в полный голос стенала, уже не сдерживая свои чувства. Неожиданно, она молниеносно прыгнула на Итачи, скинув с себя одеяло, и начала бессильно колотить его грудь кулачками. Она сидела у него на ногах, майка совсем неприлично задралась…но на все это ей было бесконечно плевать. Итачи быстро поймал ее запястья, но Харуно даже не стала вырываться, лишь безвольно обмякнув в руках преступника. Когда же он отпустил ее, то девушка опустилась ему на грудь и крепко обняла его за плечи, царапая ногтями кожу.
- Зачем ты сделал это?! Я ненавижу тебя! Ты забрал у меня все!- бессвязные крики перемежались с судорожными вздохами и всхлипами,- Я…Я только начала жить! Как ты не понимаешь?! За что?! За что мне это…Ненавижу…Я только освободилась! Я должна была быть счастлива, понимаешь?! Должна! Должна, должна быть счастлива…- уже почти шептала она осевшим голосом. Учиха вздохнул и кое-как принял сидячее положение. Где-то внутри он понимал, что нужно как-то успокоить девушку, пока плачь не перешел в безостановочную истерику. Парень уверенно обнял Сакуру за плечи и крепко прижал к себе, время от времени поглаживая ее вздрагивающую спину. От неожиданности она отпрянула от него и уперлась ему в грудь руками. Учиха бесстрастно разглядывал ее лицо с покрасневшими глазами и чуть припухшими губами, оттого, что девушка постоянно их прикусывала. Легкий румянец шел в противоборство со смертельной бледностью от голода, переутомления, стрессов и постоянной боли. Глаза были безумно расширенны, как будто она увидела ни больше, ни меньше, а…да и вообще, трудно сказать, что могло так сильно напугать, смутить и насторожить в одно и то же время, настоящего шиноби. Руки парня все еще удерживали плечи Харуно, а она все еще сидела у него на коленях. Только сейчас она, наконец, заметила, что волосы преступника, цвета вороного крыла, рассыпаны по плечам, а в глазах нет привычного Шарингана. Девушка прикусила губу и почувствовала себя совсем маленькой, беспомощной и никчемной девчонкой. Она вдруг вспомнила, что Итачи уже двадцать три года, тогда как ей всего восемнадцать. Вспомнила о том, что он убийца и преступник класса S, а у нее ни капли чакры…- Гомен насай, Итачи-сан…- с трудом проглотила она комок в горле и наморщила лоб, опустив голову, и пытаясь справиться со слезами. Грудь ее неравномерно опускалась и поднималась, выдавая неровное дыхание и волнение. Она снова унижается. Здравый смысл твердил ей, что нужно, обязательно нужно убить его, выбраться, покалечить, сбежать отсюда…Сакура была уверенна, что своим бездействием предает Коноху и друзей. Представив себе, укоризненные взгляды Хинаты или Ино, Саске или Наруто, Тсунаде или Какаши, она готова была умереть на месте, не пытаясь спастись,- Итачи-сан…я…вы…я не знаю, что на меня нашло. Это больше не повторится,- пробубнила она. Сакуре обязательно нужно было войти к нему в доверие…Для побега и спасения она готова была пойти на это. Внезапно, Учиха одной рукой взял ее за подбородок и притянул к себе, всматриваясь в глаза. Харуно снова удивилась такому повороту событий, и от неожиданности даже ничего не предприняла, прежде чем губы преступника коснулись ее губ. Поцелуй был жестким и властным. Нукенина совершенно не интересовало, хочет девушка этого или нет, его интересовали только собственные желания. В Сакуре проснулось первобытное желание женщины быть подчиненной мужчине. Им уже было почти нечем дышать, когда розоволосая внезапно отстранилась, до неприличия расширив глаза, и пытаясь выровнять дыхание,- Зачем?- Итачи пожал плечами, с ухмылкой глядя на девушку.
-Тебе нужно поспать,- произнес он и ловким движением опрокинул девушку рядом с собой. Та и пискнуть не успела, как уже была прижата к боку преступника. Понимая, что другого выбора нет, она попыталась успокоиться, что, в общем-то, не очень получалось. Постепенно согреваясь теплом тела Итачи, она беззаботно положила голову ему на грудь, забыв обо всем на свете. Тот тихо улыбнулся. Ему определенно нравилось ощущать тяжесть ее тела рядом с собой, чувствовать ее мерное дыхание, и понимать, что только что он несколько бесконечных секунд обладал этой бестией.
- Итачи-сан, вы спите?- шепотом спросила Сакура, боясь пошевелиться. Рука преступника чуть сильнее прижала ее тело к себе за талию.
- Нет, Сакура. Я не сплю,- ответил он, все-таки не открывая глаз. Харуно вздохнула.
- Надо мной будут проводить опыты, да, Итачи-сан?- снова спросила она, разглядывая лицо нукенина.
- Думаю, нет.
- А…А кровь у меня брали…Ведь Лидер хочет, чтобы была возможность делать таких, как я?- горько усмехнулась она, слегка прищурившись. Итачи улыбнулся и потрепал девушку по волосам, отчего та опешила.
- Ты совсем не глупая девчонка, Сакура…- внезапно, он стал серьезным,- Быть может, скоро нам придется убить тебя. Я в этом почти уверен,- произнес он, глядя в зеленые глаза своей собеседницы. Та немного улыбнулась печальной улыбкой и неуверенно и робко прикоснулась невесомым поцелуем к губам брюнета.
- Аригато, Итачи-сан,- поблагодарила она его,- Я…Итачи-сан…Тогда, можно я умру в схватке с вами?- серьезно спросила она, глядя преступнику в глаза. Тот кивнул, и она спокойно снова положила голову ему на грудь.
- Мне нужно идти, Сакура. Я скоро вернусь. Не вздумай бежать, убью,- произнес он, вставая с постели. Девушка грустно ухмыльнулась и кивнула, откинувшись на подушки и побольше укутавшись в одеяло. «С Итачи было намного теплее…»- подумала она, слыша, как хлопнула входная дверь.

- Итачи, ты должен со дня на день убить ее. Мне кажется, что ты заигрался,- тихим и вкрадчивым голосом произнес Лидер, глядя на подчиненного. Учиха слегка склонил голову в поклоне.
- Лидер-сама, я все понял, будет исполнено. Это все?- поднял он взгляд. Тот кивнул и нукенин стремительно вышел из пещеры, вдыхая свежий, холодный, морозный воздух. Простояв так минут пять, он направился в сторону дома. Ему требовалось о многом подумать…

Уже чуть больше недели розоволосая девушка жила у Итачи. Лидер не был особо против: он доверял Учихе. Сейчас Итачи сидел на диване, и, откинув голову, думал. Думал о себе, о брате, о Сакуре…О том, что он никогда не будет уже счастлив, о том, что свое счастье он убил своими же руками…так потупит он и в этот раз. Он прекрасно отдавал себе отчет в том, что он не любит эту девушку, но она была не из многих, кто мог бы развлечь его разговором, улыбкой, обычной уборкой или готовкой пищи. Ему нравилось смотреть, как она стоит у плиты, поджав одну ногу, и изредка пробует то, что готовит. Ему нравилось смотреть как она, завязав волосы в хвост, протирает пыль везде в доме. Ему нравилось смотреть как она сидит на подоконнике и подолгу наблюдает за звездами и луной, даже не подозревая, что за ней подглядывает преступник. Ему нравилось видеть, как во время их ругани ее волосы неожиданно принимают рубиновый цвет, глаза становятся оттенка крови, а на нижнюю губу выступают клыки. Ему бесконечно нравилось смотреть, как она тихо спит у него под боком, доверчиво прижимаясь к его телу. Ему нравилась ее непосредственность и смелость. Та жажда воли, которую ничто не смогло бы убить. Ему нравилось смотреть, как она горько плачет, скучая по дому и друзьям. В такие моменты он никогда не тревожил ее одиночество. Итачи вдруг подумал, что ему будет совсем не приятно убивать ее. Ему будет самому больно…Понимать, что она никогда вот так не подожмет ногу, не завяжет волосы в хвост и никогда не будет мерно дышать, плакать, улыбаться, смотреть на звезды…Размышления преступника прервали тихие звуки старого домашнего рояля, который уже столько времени стоял в молчании.
Прoкoммeнтировaть
MILaA 26 июля 2011 г. 20:37:10 постоянная ссылка ]
Суперски требую продолжения.
Прoкoммeнтировaть
Гость 4 ноября 2012 г. 07:08:08 постоянная ссылка ]
 потрясающе. Капелька орф.ошибок это не страшно. Очень жду продолжения
Прoкoммeнтировaть
 

Дoбавить нoвый кoммeнтарий

Как:

Пожалуйста, относитесь к собеседникам уважительно, не используйте нецензурные слова, не злоупотребляйте заглавными буквами, не публикуйте рекламу и объявления о купле/продаже, а также материалы, нарушающие сетевой этикет или законы РФ. Ваш ip-адрес записывается.


Фанфики по Наруто > Любовь...заноза?!  17 июля 2011 г. 16:01:47

читай на форуме:
пройди тесты:
Это всего лишь кошмар,но почему я хочу...
Жизнь эмочки(5)
Какой будет твой первый SEX,и с каким...
читай в дневниках:
Всем прива.
Одиночество не помогает.Оно угнетае...
Не могу сдержать слез боли, Когда н...

  Copyright © 2001—2018 LTalk
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх